?

Log in

No account? Create an account
Недавно на дятловедческих форумах выложили колоритный образец… - PHONURGIA NOVA [entries|archive|friends|userinfo]
droid c2h5oh

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

[Dec. 26th, 2010|05:33 am]
droid c2h5oh
[Tags|, , ]

Недавно на дятловедческих форумах выложили колоритный образец фольклора по мотивам Инцидента.


"Главным мотивом, побуждающим изложить некоторые соображения по вопросу поиска истины в обстоятельствах гибели группы Дятлова здесь, явилась невозможность связаться с людьми, которые глубоко и аналитически занимаются вплотную этим вопросом.

Случайно оказавшись на данном сайте и ознакомившись с представленными здесь материалами, некоторые из которых достаточно неплохо укладываются в мое собственное представление, я решил все-таки публично изложить  их в несколько усеченном виде. Поскольку современные взгляды на некоторые вопросы, представленные авторами в Инете, имеют главную отличительную особенность – нескрываемое пренебрежение к любой информации читателями, которые, очень часто, имеют собственные убеждения лишь на основе не собственных наблюдений и анализа, а в результате критической переработки взглядов других.

В августе 1971 г. мы с Сл-вым Валерием совершали переход по маршруту «через хребет с выходом на Мань-Пупынер и сплав по Печере до Куньи». Следует заметить, что в то время подобные маршруты без регистрации в МКК пресекались КСС. Пункт КСС был в Ивделе, а в Полуночном были свои стукачи, поэтому приходилось маскироваться и иметь прочную легенду. (Кстати Полуночное – по мнению местных, названо в связи с тем, что там в войну и после были лагеря пленных немцев и отбой был у них в полночь, а подъем в пять. Много немцев осталось после срока там жить, и мы с ними разговаривали. Кстати, акцент чувствовался даже у мансийских мальчишек.)  По нашим данным, граница Печеро-Илычского заповедника проходила по правому берегу Печоры и на маршруте мы не планировали никаких нарушений. Поэтому главным было быстрее уйти с подхода. Но в то время была проблема – отсутствие более менее подробных карт.  Опыт подобных автономок в паре у нас уже был и мы были достаточно спокойны. В Вижае пришлось задержаться для уточнения обстоятельств маршрута у местных.

Там впервые мы и узнали, что группа Дятлова, по имени которой назван перевал, погибла при невыясненных обстоятельствах. В то время официально было известно (по крайней мере в доступной для нас информации), что группу застала пурга и все замерзли.

Далее все со слов местных. Ни в коей мере не хочу никого обидеть или исказить переданную нам информацию.

Дело в том, что в 1970 г. умер последний посвященный шаман манси. По их легендам - после смерти  последнего шамана – со смертью последнего родившегося при нем – народ перестанет существовать. В это время там находился шаман – хант. И манси решали вопрос о том, чтоб шаман – хант взялся бы «обслуживать» и манси. Этот хант был заросший бородой с длинными волосами (что не характерно для манси) ростом более 2 метров и сам был родом из более северных территорий. По рассказу мы поняли, что его родиной были места севернее г.Сабля и он неплохо знал места в районе Кары. Говорили, что он и сам  не чистокровный хант, а выходец из мест «красноглазых». Кстати там же мы узнали, что на маршруте нельзя интересоваться у кого- либо следами «золотой бабы» если хочешь выйти домой. О «Золотой бабе» мы слышали впервые и там же узнали «по секрету», что она хранится у озера Турват, а не здесь. Там же, описывая нам наш маршрут, нам сказали о том, что к Отортену близко лучше не подходить, что с ходу пересекать перевал нельзя, что в любом случае нам надо ночевать на кромке леса у Ауспии, что из Ауспии надо набрать воды и часть ее вылить на перевале, а еще лучше у Отортена и вечером решить, что на утро подаришь Отортену. Что Отортен – «гора – Отец». Что слева будет Халат-Сяхль – гора мертвых. Что на седловине нужно остановиться и почтить память мертвых. Там же рассказали нам легенду о Халат–Сяхль.  Вот она.

«В далекие времена племя манси жило севернее. Племя было большое и жили все хорошо.  Но однажды два младших сына вождя с женам и детьми решили покинуть племя и уйти на юг после того как отец назначил своим приемником старшего сына. Все племя их отговаривало, отец им запретил идти на юг. Но дети ослушались отца и по хребту (когда мы были, то по зарослям березки на хребте была видна нартовая дорога) покинули племя. Их было 9! Две женщины! Племя провожало их.  Когда стал виден Отортен – уходящие пошли одни. Племя осталось ночевать, чтоб поутру отправиться в обратный путь. Ночью они увидели всполохи огня на вершине Отортена и решили, что произошло горе. Поутру они поехали по следу ушедших и нашли их всех и всех оленей кроме одного мертвыми. Все девять человек и олени лежали  по направлению к вершине Халат-Сяхль мертвыми. Все указывало на то, что погибли они не ночью, а вечером еще. Поскольку становище не разбивали. А Отортен просто сообщил, чтоб их похоронили. Их похоронили на вершине, куда они шли, а гору назвали – «Горой мертвых». ( Не мертвецов!) Племя вернулось с оставшимся оленем и сообщили горестную весть. Вождь сказал, что за ослушание их покарал «Семиглазый» Отортен)  У Отортена  -  есть семь глаз и если границу пересекает большее количество людей – он их всех уничтожает. Поскольку не может за всеми уследить.  И вообще Отортен лучше рассматривать через зеркало или снизу. Поскольку он не любит, чтоб на него глазели. И еще он не любит, когда к нему входят в западный цирк. (Когда мы были там в цирке был снег. В августе! Было очевидно что с зимы.) Оставшийся олень прожил остаток жизни при вожде и был почитаем. Поскольку он больше ни разу не поднял голову, чем выражал скорбь по погибшим.

Было еще много рассказов, не относящихся к теме. От Вижая мы ушли в сторону Ушмы с расчетом обойти ее в следующий день. Шел дождь и мы, не доходя до Ушмы, остановились на ночевку недалеко от разбитой лесовозами дороги. Уже стемнело, когда к нам со стороны Ушмы подъехала крытая машина и у нас потребовали документы. Было конкретно ясно, что машина ехала целевым образом к нам. В машине был капитан внутренних войск и три солдата. С нас потребовали представить документы. Я достал из рюкзака паспорт протянул капитану, тот, не глядя, сунул их в карман, и стал выжидательно глядеть на Валеру.  Валера, он был офицером и был в отпуске, сказал, что он военнослужащий в отпуске и по уставу не может допустить подобного обращения со своими документами, не выяснив, с кем разговаривает. Капитан сказал, что мы находимся в 30 км. зоне, которая контролируется внутренними войсками и не можем здесь находиться с 19-00 до 7-00, что он представитель воинской комендатуры, и просит представить отпускное свидетельство. Валера протянул документы. Там были личные документы, отпускное свидетельство и проездной сертификат в котором была указана точка отбытия Курья.

Капитан нам объяснил, что нам придется переночевать в Ушме, что так будет спокойнее и нам и ему. Мы не возражали, поскольку Ушма была нам по пути. В то время Ушма представляла из себя 2 или три дома и метрах в 300 группу строений огороженных проволокой с воротами. На территории вовышалась антенна Р-405 (ретранляционная радиорелейная радиостанция с 2 тел. каналами. Я так определил – по военной специальности я - связист дальней связи. Несколько озадачила высота антенны – но я тогда не придал значения – посчитав, что для УКВ диапазона, горы – возможно так и надо.

Было ясно, где мы. Мы въехали на территорию. Капитан дал распоряжение нас накормить. И нас куда-то пригласили. Я выразительно посмотрел на свое ружье. Капитан сказал, чтоб я его сложил и убрал. Я так и сделал, но хотя рюкзаки были достаточно высокими по типу Яворского (сами шили) стволы все рано торчали. Капитан сказал, что ничего страшного и попросил оставить и ножи. Нас проводили в комнату видимо для приема пищи. Солдатик нас накормил и мы вернулись к капитану. Капитан сказал, что все правильно и отдал нам документы. Было такое впечатление, что он с ке-то консультировался. Сказал, что завтра в 7-00 машина нас подбросит почти до Ауспии, а сегодня  отдыхайте, вас проводят. Нас с Валерой с рюкзаками (с ружьем и ножами) проводили в барак.

Барак был теплый и разделен на помещения метров по 12 дверями без створок. Мы зашли в него. Солдат нам показал на кровати в два яруса пустые прямо около входа ободряюще сказал, чтоб мы не беспокоились, пожелал спокойной ночи и ушел.

В бараке было достаточно много народу, но к нам подошли сначала двое, а потом еще человек 5. Остальные переместились к соседнему помещению, сидели слушали в разговор не вступали и к нам не подходили. Одежда на нас была сырая и нам сразу предложили просушиться. Стали расспрашивать, что да как, откуда, куда. Обстановка была ненапряженная. Нам объяснили, что это лагерь с, можно сказать, льготным пребыванием, что дома за проволокой гостевые, что ко многим приезжают родные, что нас «вложили» еще  в Вижае, что они еще на «деляне» знали, что нас приведут. Оказалось, что среди собеседников много тех, кто был еще осужден в 40-е годы. Мы узнали, что они давно уже отсидели основные сроки, а теперь досиживают уже приобретенные, что они под амнистию не попадают, что приобретенный срок не амнистируется, что дома у многих  их никто не ждет, что они здесь считаются якобы расконвоированными. Хотя это не так.

Мы рассказали о нашем маршруте и выяснилось, что они достаточно хорошо (лучше нас) знали все места на протяжении всего нашего маршрута. Они рассказывали про Мань-Пупынер, про Печору, про ориентиры так, как будто бы там были. Только от них мы узнали, где на Печоре пещера с рисунками на стенах, что на них изображено и т.д. Очень много про Илыч и вообще про Урал.

До сих пор я не могу понять как это возможно, но это факт. Вот они нам и рассказали, «все как было» в трагедии Дятлова. Вернее это, конечно, были гипотезы, но с некоторыми подробностями, которые не отражены в известных мне материалах. Я думаю, что здесь наслоилось много всего, но они уверяли, что в поисках участвовали и лагерники. Теперь внимательно – я постараюсь воспроизвести рассказ во фразах и в темпераменте, которые, на мой взгляд, могут иметь для действительных поисковиков важное значение.

«Да их бы и не искали, но всем хотелось узнать, что они видели. Чертовщины в тайге здесь всегда было много, а вот с ноября 1958 г., когда с луны стал светить прожектор, то вообще началось непонятное.

Там южнее Халат-Сяхль есть гора, у которой вершина отодвигается в сторону и там стоят то ли ракеты, то ли еще что-то, но военное. Сейчас за горой следит ст. лейтенант Максимов с ним еще человек 5.  А раньше туда вообще не пускали, там военные просто жили.  В конце 50-х что было? Ракеты стояли, топливом их заправят, а слить уже нельзя, вот наши с американцами и договорились, чтоб значит, как срок хранения топлива подходит -  их уничтожать над Новой Землей. Созвонятся наши с ними, что, мол, мы свою запускаем, а американцы своей в нашу попасть стараются. Если промазали, то над Новой Землей сама уничтожается. Потом наоборот. А стартовая ступень здесь отваливается. Вот солдатики ее и разыскивали, чтоб потом отослать куда-то. Позывной у них «Цепочка» у нас часто бывают. Наша рация тоже на них работает. Но к горе не подходят, видимо там другие служат. Привозят и увозят их по ночам на вертолетах, потому что дорог туда нет, а к нам они приходят, чтоб с капитаном поболтать или когда для своей рации что надо. Так вот, стали американцы замечать, что наши им все реже звонят. А это значит, что ракета, заправленная, дольше стоит. Стали американцы чаще звонить, что, дескать, у нашей срок подошел, мы тогда пускаем – сбивайте. Наши сбивают, а сами американцам не звонят. Мы думаем, что у нас уже ракеты тогда такие закончились. А американские они сбивали, чем-то другим. Вот это что-то другое здесь и обосновалось. И было так до того  как Гагарин слетал.  После него  вообще сюда перестали пускать кого – либо. А с той стороны вообще все объявили заповедником и везде выставили знаки, что проход закрыт. С запада то сюда полегче по реке добраться.  А всем кто здесь был из наших, здесь ведь еще лагерь политических был, сроки добавляли за каждую пустяковину. Это значит, чтоб вернувшись, не болтали лишнего.

Так вот Дятлов – был инженер то ли электронщик, то ли кто еще. Но не один он был. Были еще с ним двое. Вот они и еще кто-то из УПИ решили разобраться, чем же наши американские ракеты сбивают. Договорились, как то время высчитали, с учебы отпросились и отправились. Но кто-то рассказал, чего они хотят. Их сразу хотели вернуть, но группа уже ушла и  Дятлов сначала в одну сторону пошел, а потом, когда  метель началась, повернул к Отортену. Следы замело на склоне и непонятно куда шел. В тайге видно, а выше нет.  Потому то потом его сначала не там и искали. Кода туристы отправились искать сначала – они и заявили, что там – где должны быть - группы не было, а ушли они левее, вот тогда военные и поднялись. Тогда всех подняли, и заключенных привлекли. Хотели манси подключить, но те как узнали, что к Отортену – наотрез отказались. И оленей не дали. А с чужими оленями кто пойдет? Чем им только не грозили. Даже пересажать всех обещали  - но вроде потом когда Московские уехали, никого не тронули. А долго тогда на них косились. Тогда ведь только недавно восстание на Алтае закончилось, а здесь манси взбунтовались. Нет и все - не пойдем к Отортену - и все.  А заключенным то че бояться было? Зима была - никуда не побежишь вот всех и выгнали и прочесывали с работы сняли. Группу – то наши и нашли. Нашли по мальчишке. Он на сучке висел. Значит, когда они замерзали, мальчишка этот на дерево забирался и собой сучья ломал для костра. Заберется по ветке пройдет, схватится за верхнюю и вниз. Видимо схватил сук по толще, а он не сломался, а качнуло его и на уже обломанный бросило. Видимо не рассчитал, и повис на суке. Прямо сук  в живот попал. Вот по нему и нашли место. Тогда наших всех выпроводили и стали уже все прощупывать. Всех и нашли. Так вот.

Когда они разбили палатку на седловине, все говорят, что давай к лесу спустимся, че здесь-то на сквозняке стоять. А Дятлов говорит, мы еще обернем Халат-Сяхль и там записку оставим. Раз уж пришли, то пусть вроде маршрут по-сложнее будет. Вроде сразу многим новые разряды будут. А у двоих получалось, что чуть ли не сразу руководителями походов назначать могут. Вот все и согласились.  Осталось только ночь переждать и на вершину сбегать. А на самом деле  - по его расчетам он от-туда  мог что-то  увидеть.  А на место он подходил он от Отортена. А от Отортена на юг вроде как ходить нельзя. Перед Отортеном ночь нужно провести, чтоб, значит, он – Отортен решил можно тебе идти или нет. А  Отортен мешал ему что-то видеть или что еще, но он сначала севернее остановился. А уж потом решил срочно перебраться южнее. Девчонки уже стали проситься обратно, а он нет – будем ждать. Девчонок то они для прикрытия с собой взяли и других тоже. Иначе бы их не отпустили из института – учеба, что ли шла. В общем бы не отпустили. Вот, значит, перебрался он по эту сторону уже к вечеру. Темно было, но спать рано. В палатке сидели. Дятлов с двумя ребятами, кто в курсе затеи были снаружи.

Вот тут и началось. Южнее Халат –Сяхль и вылетели эти семь огней. Они как сварка – только свет очень далеко от них идет и он, вроде как, не ослабевает, а сразу кончается. Вот тут светло, а рядом уже темно. Вот такой свет непонятный. И вроде наши военные как-то приспособились этими огнями ракеты американские сбивать. Или ими самими, или вроде как–то приспособили их. Но вроде эти огни дорогу на Новую Землю хорошо знали. Вроде как нашим надо, так они что-то делают, а огни сразу летят туда – куда задано. А там уже вроде на месте разбираются. А там видят – ракета летит! Куда? И сбивают ее? А у американцев вроде такого не было. Они всегда своими ракетами пользуются. Дорого! А когда свет такой, то сразу хочется от него отвернуться, потому что страшно сразу становится и бежать хочется в обратную сторону. Только ноги не слушаются. Когда на земле лежишь вроде двигаешься, а встать не можешь. Вообще лучше всего голову землёй накрыть. Или на голову земли насыпать. А зима была – да и видимо очень разглядеть им хотелось. Вот они дольше нужного и смотрели на свет. А на такой свет только через стеклянное зеркало смотреть можно. Вот они это поняли и стали кричать, чтоб из палатки никто не выходил и на свет не смотрели. А ребята в палатке и так все поняли. В палатке ведь тоже светло было. Все дело в этом и было, что в палатке и светло! И было понятно, откуда светит, вот они и разрезали палатку с обратной стороны от света и побежали в сторону голосов, чтоб значит помочь им.

В чем были в том и побежали. В палатке-то в верхнем сидеть не с руки. Те уж сильно и страшно кричали. Светло было – все было видно. Но видимо от снега отражалось, или сами нахватались, но ослепли они. Вернее не все. Но зрение повредили. А если глаз замерзнет, как лед, то по нему уже ничего никакой врач не определит, что было. Так что там в глазу или в мозге повредили – не ясно до сих пор.  Когда они вниз скатились, там света то и нет. Видимо добежали до границы света. Так вот когда свет пропал - сразу метель началась. Притом не в одну сторону, а по кругу. Так всегда бывает после огней этих. Все бурлит и вроде как на одном месте. Темно. Решили они до утра переждать, чтоб значит, одежду и лыжи утром забрать. Да и не совсем они поняли, что глаза повредили. Темно же было. Да вот не дождались утра - замерзли. А у Дятлова или у кого еще какой-то прибор на верху оставался. Очень надо было его забрать оттуда. Они вроде как на ощупь хотели его сразу найти. Но не дошли.  Потом военные его забрали. Что за прибор – не знаем, только корпус был от военного телефонного аппарата. Узкий, длинный, коричневый такой. Вот когда военные всех нашли и прибор забрали – они сразу в Москву уехали. А здесь только местные остались. Туристов тогда много здесь собралось. С военными врачи были. Там палатка была. Всех, кого находили, сначала к врачам в палатку заносили, потом эти врачи с военными уехали. Приехала милиция уже со своим врачами и уж  только потом всех ребят увезли. Попали в общем ребята под разборку. А может и огни их между делом побили. Но вас двое, так что не бойтесь ничего вам не сделают. Но сразу буром на перевал не лезьте. Внизу побудьте там все поймете – идти или нет!»

Мы проговорили всю ночь. Чай был под рукой. Нам не дали даже распаковать рюкзаки и чем-то своим угостить. Утром опять шел дождь, нас довезли даже сделав небольшой крючок. Мы переночевали на Ауспии (дождь все шел), а утром пошли на перевал.  На перевале облака ушли вниз вышло солнце. И к  Отортену и на него мы подошли и у самой подошвы нашли старое кострище и остановились на день, чтоб налегке оглядеться. Облака были внизу из них торчала вершина Койпа. Что поразило от Отортена Койп определялся по компасу точно «запад». Нас это смущало, поскольку карта говорила, что Койп должен быть от нас где –то северо-северо-запад. Вообще компас явно врал. Но мы все-таки взяли за ориетнир распадок и решили спуститься до леса. Мы прошли от Отортена через седловину к Халат–Сяхль и стали распадком уходить на запад.  Компас был не помощник да и кругом то ли облако – то ли туман. Ближе к вечеру немного по раздуло и мы справа от себя увидели голову Отортена. Чуть выше метров на 100-150. Мы приныли решение и вернулись к нему. Только мы подошли – дождь опять прекратился и мы приняли решение переночевать прями у подошвы. Там один камень кругом. Мы спустились вниз подняли дрова и разожгли костер. Ни до того, ни после никогда я не предпочитал ночевку на камнях - ночевке в тайге.  Правда ниже было мокро. Пока бродили в тумане тоже промокли. Ночевали хорошо. Утром проснулись рано. Было ясно и весь запад проглядывался хорошо. Быстро собрались, взяли ориентиры и вниз. Вечером перед ночевкой выяснилось, что Валера на камнях оставил свой компас, а я носки сухие, которые достал для смены из рюкзака. Потом мы долго вспоминали предупреждение, что надо было самим решать, что оставлять Отортену.

Вот такая история! К чему? Во всех описаниях поисковиков отсутствует информация о взгляде на трагедию Дятлова со стороны участников поисков. Кроме того единственным населением этих мест в те годы были лагеря Ушма и какой-то еще лагерь политиков, про который говорили заключенные. Тем более, что это были те люди, которые каждый день проводили в тайге с утра и до ночи. Это и заключенные и охрана. Очевидно, что у них сложился свой взгляд на эту историю. Кроме того остается только гадать, как они могли в то время знать о многих и многих подробностях событий, которые происходили достаточно далеко от них. Изложенный же взгляд – только один из взглядов, не претендующий ни на истину, ни на тему для обсуждения. Поскольку я изложил уже сложившуюся и изложенную точку зрения целой группы людей! Однако  сейчас можно сказать, что если провести меридиан через Молёбку и Отортен, то направление  от Отортена  на  Койп будет точно под углом в 90гр. Но что это за меридиан? Является ли он постоянным? Я не знаю!"

(28 ноября 2010. Сохранен авторский стиль и написание - портал "Россия паранормальная")

http://russia-paranormal.org/forum/index.php/topic,3598.msg24234/topicseen.html
LinkReply

Comments:
[User Picture]From: sparrow_hawk
2010-12-26 11:24 pm (UTC)
тёмные места, ой, тёмные..
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: dadakinder
2010-12-27 12:55 am (UTC)
мммммм ))))
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: ilion_skiv
2010-12-31 08:12 pm (UTC)
С Наступающим Вас!..
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: droid_c2h5oh
2010-12-31 09:28 pm (UTC)
Алексей, спасибо, с тем же и Вас! здоровья, благополучия, вдохновения!
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: ilion_skiv
2011-01-01 04:03 pm (UTC)
Спасибо! И Вам здоровья, вдохновения и сил для продолжения столь необходимой работы!..
(Reply) (Parent) (Thread)